Tags: licentious men

hoof

Жизнь одной женщины как пикантный анекдот (читая Джойса)

Félix Faure, сын плотника, седьмой президент французской республики, дубильщик и купец, сказавший про дело Дрейфуса "шоз жюже", кончил плохо. Know how he died? Его нашли хрипящим на диване, а рядом поправляла костюм мадам Маргарита Штайнхайль, и говорят, что в момент появления прислуги в голубом зале Елисейского Дворца, пальцы несчастного всё ещё путались в волосах мадам (однако же прислуга пришла на колокольчик). Французы любят каламбуры, мадам Штайнхайль (née Жапи) окрестили "la Pompe Funébre", a журналист Клемансо сказал, что месьё лё президан хотел быть Цезарем, а стал Помпеем (Pompée).

Мадам Стенель (geb. Жапи) регулярно посещала голубой зал с тех пор, как познакомилась с президентом в особняке своего мужа Адольфа, которого впоследствии нашли задушенным; рядом находилось бездыханное тело мачехи Жапи, подавившейся зубным протезом и умершей от сердечного приступа. Мег Штайнхайль была привязана к кровати и обеззвучена кляпом.
Несмотря на тихий нрав обманутого и задушенного мужа, которому мадам обеспечила карьеру художника, снабжая его заказами влиятельных лиц (сам президент официально заказал ему грандиозное полотно "Президент Республики раздаёт боевые награды уцелевшим бойцам на обломках сгоревшего редута"), отсутствие претензий с его стороны и даже кляп, неверная супруга подверглась унижениям публичного процесса, в ходе которого, по её собственным словам, ей приходилось "врать, дабы защитить свою женскую жизнь". В частности, уже после того, как была отброшена версия о трёх мужчинах и одной женщине в чёрных одеждах, якобы искавших документы, принадлежавшие самому президенту, она подбросила украденный жемчуг, который ей, кажется, когда-то подарил седьмой президент, в карман валету, дабы отвлечь внимание и усложнить процесс, а также многозначительно показывала пальцем на сына гувернантки. Эти поступки не изменили естественного хода событий, и вдову оправдали, потому что убийцей оказался какой-то русский князь, так что продолжать разбирательство стало политически некорректно.
Оппозиция, конечно, продолжала развлекаться и обвинила несчастную в отравлении президента, но это было менее пикантно чем убийственный миньет и потому никого не убедило.
Говорят, что среди многочисленных воздыхателей вдовы Стенель был даже кампучийский монарх Сисоват. Однако мадам предпочла бежать своей славы и скрылась в Лондоне под именем мадам Сериньяк. Совсем незадолго до Великой Октябрьской Социалистической Революции она вышла замуж за барона Эбинджера и, пережив Сталина почти на полтора года, скончалась в доме престарелых.

Обо всём этом Джойс, конечно, не написал ни слова.
Вся эта исторически верная фельетонная чушь является слабоумной реакцией автора на рассказ Дональда Бартельме "Болван" (The Dolt), прочтённый позавчера в кровати.

Вчера же мимо меня по кривой лестнице университетского двора прошли две русские девушки, и одна из них сказала другой: "Вот раньше, знаешь, люди жили и ни во что не верили..." Дальнейшее мне неизвестно, ибо когда я, теряя сознание, падал в бездну, кто-то крепко схватил меня за руку. Инквизиция была во власти своих врагов.