afuchs

Скука и сытость: сводка

Между мигренью и только что наступившей темнотой происходило следующее (исключая сон, завтрак и досужный перевод половины главы о дигамме):

Заставил себя выйти и уехать в Штеглиц, чтобы выслать "снежные штаны" сто двадцать второго размера по адресу "Амацонштрассе 1" в Бад-Херсфельд.

Немного прошёлся по закупочной улице, размышляя об очистительном воздействии прогулок как таковых, и можно ли счесть прогулки по шумным закупочным улицам столь же очистительными. Учтя мигреневый постдром, облекающий меня духовным подобием вонючего рыбного пузыря, счёл.

Проходя мимо магазина, атаковавшего гуляющих блестящими кастрюлями и большими красными цифрами, включил подкаст про Джона Лока; когда речь дошла до Чомского, зашёл в Макдональдс и отключил.

В Макдональдсе пообещали взять на работу "как есть" [сице] и объяснили, что кетчуп — это не соус.

Думал о Диогене и бомжах, проходя под железнодорожным мостом. Пришёл к выводу, что интенсивное развитие мысли о бомжах должно неуклонно привести к болезненному суициду.

О Джоне Локе и его трактатах не узнал из подкаста ничего нового, но Альбрехт-Штрассе стала сильно напоминать Холлоуэй Рд.

Выторговал скидку на старое издание Ринга Ларднера; продавщице показалось забавным наличие ценника из нью-йоркского "Стрэнда". Она неоднократно говорила об этом, а я изображал безразличие. За безразличие я потом сходил в кафе.

В кафе: все продавщицы пожилые с крашеными волосами и недружелюбным добродушием. (Правда ли, что кафе называется "Рабиес"?) Я неравнодушен к архитектурным поплавкам. На прилавке самиздат с историями посетителей кафе о посещениях главного филиала в Потсдаме. Женщина, говорящая по телефону по-польски, всё время бросает на мужчину, говорящего по-голландски, дикие, недоброжелательные взгляды.

В парке смотрел на открытую сцену (я неравнодушен к парковой архитектуре), прослушивая изумительно глупое интервью с каким-то современным английским философом об атеизме и морали. В Штеглице кажется, что уровень буржуазности задаётся самими буржуа количеством дорических колонн на входах в жилые дома. И на фасадах, и на лоджиях. Коринфские и ионические не считаются. Композитные тем более не считаются, а ионические ещё меньше. Если уж не дорические, то тогда коринфские. Хотя и коринфские не считаются.

Дед, искавший себе занятие на балконе, показал мне руками крест в ответ на мой немой вопрос относительно заднего выхода из тупика. Квартира деда, вероятно, всё ещё пустая с Рождества Христова, и он не хочет идти в неё с балкона. Поэтому он мне всё кричал вдогонку что-то хорошее.

В метро хохотал над вступлением Ринга Ларднера в книгу Ринга Ларднера, и это настолько заинтриговало немолодую женщину, прислонявшуюся ко мне, что она дала мне понюхать своё лысеющее темя. Облачко приятных трихокосметических химикалий, зафиксированное в постмигреневом мозге, сейчас сопровождает мои излияния.

Из метро вышел не в ту сторону, потому что приехал не с той стороны, и вместо того, чтобы купить кинотто, познакомился (бесплатно) с уличным гитаристом Рикардо.

Телефон сообщил, что мне вернули деньги за снежные штаны. Значит, пришла пора идти пить чай.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.