afuchs

христианская символика

Сегодня стало ясно, что на новый год мне понадобится ёлка. Местные христиане на новый год ёлкой не пользуются (а вместо этого жгут взрывоопасные материалы, упакованные в пёстрый картон, и без стеснения повсюду блюют; особенно исполненным новый год выдаётся на перронах подзёмки: звуки, запахи, зрелища, всё густо, как новогодний стол моего детства), поэтому нужно торопиться и заходить, прицениваясь, в разбросанные по городу посты, где сбывают готовые к употреблению хвойные деревья.

Такие посты обнесены бракованным строительным забором (скорее для кучности, чем для безопасности товара), и снабжены навесом, под которым лесник иногда подпиливает, и одним-двумя алюминиевыми раструбами диаметром с человеческий торс, с помощью которых товар одевают в тугую сеть, предназначенную для предотвращения увечий при транспортировке.

Меня занесло в такое пространство толпой, переходившей дорогу; этому всё способствовало: ёлочный цвет и вид светофора, стратегическое расположение загона, моё нежелание вынимать руки из карманов (от этого они пачкаются, и через короткое время трескается кожа), и, конечно, прояснение ситуации с новым годом, не говоря об эмоциональном фоне; толпа, затолкавшая меня в загон с древесиной, наверняка сошлась бы во мнении, что моё там появление нужно толковать по Фрейду.

Ко мне тотчас же вышел лесник; я увидел краем глаза, как он что-то чешет под телогрейкой. Он просто смотрел на меня (и чесал). Мне неохота было нести ёлку на родительское собрание в школе, и я поэтому, не обинуясь, осведомился о наличии держателей для ствола. Однажды я купил ёлку (мне было неловко сказать об этом леснику) без подставки, и привязал её шнурками к помойному ведру. Сейчас мне сложно даже себе представить, как это можно, но ёлка тогда не упала, хотя кренилась и роняла на пол шары и шоколадных красных стариков. Когда мы их снова вешали, они висели бесформенно и страшно, лом в антропоморфных алюминиевых мешочках. У нас тогда не было детей.

Лесник перестал чесать и вынул из-под телогрейки свою грубую руку, как будто хотел на неё посмотреть, но не свёл с меня взгляда. У него глаз, прижатый правой бровью, сильно дёргался в сумерках и поблескивал сначала едким зелёным, пока толпа пёрла через дорогу за моей спиной, а потом вдруг застыл в красном мареве и искрах габаритных огней.

Лесник сказал: «Есть это за тридцать пять,» и мы оба посмотрели на странный горшок с наказанием. Потом лесник сказал: «А есть крест с шипом,» и протянул свой свирепо изогнутый ноготь к моей груди. Kreuz mit Dorn очевидно стоял за моей спиной. Под навесом темнело. Я отвернулся, наклонил голову и приставил палец к губам. Если бы лесник был восприимчив к жестам, он бы понял, что мне что попало не впаяешь. Я могу разломать поддон и украсть гвоздь. Если бы я не развёлся, у меня бы было два молотка, и есть табуретка с дырой посередине. Так размышляя, я ненавязчиво задрал полу пальто, присев, достал из глубокого кармана штанов айфон и убедился, что мне надо немедленно отрекомендоваться и уйти на родительское собрание. Лесник сунул ноготь обратно под телогрейку и, упруго пятясь, вернулся под навес, как фигура в часы на колокольне, когда звон переходит в гул.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.