Алексей Фукс (afuchs) wrote,
Алексей Фукс
afuchs

  • Music:

кинд и киндл

Эта запись будет интересна тем, кто привык читать у меня между складок, а также учащимся гуманитарных СПТУ, Федоту, Якову и всем, кто интересуется французской литературой 1794-ого года, преимущественно в письмах.


По личным/семейным причинам мне в мозг попала книга мадам де Суза, также известной как Аделаида-Эмили Фийёль, маркиза де Суза-Ботельо, в первом замужестве де Фла(г)о(т).
Всякая книга, написанная сочинителем с префиксом "мадам" меня интересует немало. А в данном случае добавились личные семейные причины. Роман в письмах с подзаголовком "Письма лорда Сайденхема" (транслитерация моя), написанный в 1794-ом году в Лондоне, через год после того, как первому замужеству в рамках гостерроризма в Париже отстригли голову (или наоборот - сначала роман, а потом голову), называется "Адель де Сенанж" и здесь корень его несчастий.
Ещё глубоко при жизни достославной мадам роман был переведён на русский язык Петром Афанасиевичем Пельским. Чтобы не переводить необходимые мне выдержки из текста самому, я поискал в русскоязычных источниках как Пельского, так и Адель де Сенанж и её сочинительницу мадам де Суза.
Последняя фигурирует в русских сетях почти исключительно как "Аделаида Филье", любовница исторической личности Талейрана (вероятно, благодаря журналисту Бретону Ги), который известен не только как персонаж великого русского классика и графа Льва Толстого, но и как кривоногий калека, что пикантно в контексте любовных утех.
Неудачное соседство А.Фийёль с кривоногими и бородатыми деятелями культуры и права вкупе с вполне понятным нежеланием русского ротика правильно склонять нерусское на слух имя "Адель" приводит к тому, что небрежная аппозиция генитивных адъюнктов в заголовке более позднего романа мадам де Суза совсем затрудняет рецепцию книги в интеллектуальных кругах, например, города Ярославля, где в библиотеке имени Некрасова книге "Евгений Ротелен: Сочинение графини С*** сочинительницы Адели де Сенанж" приписывается, соответственно, авторство персоны по имени "Адели де Сенанж".
Пельский, тем временем, попадает в книгу Михаила Вострышева "Московские обыватели" из серии ЖЗЛ (не задушишь и не убъёшь!), где указанный член СП СССР Михаил Вострышев напоминает читателю об этом "пиит[е] осьмнадцатого века", приводя два его сочинения про сиськи. Этими сочинениями сам весьма впечатлившись, он заявляет: "Нет, не были похожи на нудных долдонов наши предки, они умели и смеяться, и зубоскалить, и шутить." А затем приводит полностью анонимный некролог Пельского, написанный с "искренным чувством", в котором указывается, что "из переводов Пельского в особенности могут отличиться роман Адель де Сенанж "Ефраимский левит", поэма Ж.Ж.Руссо и прочее". Этот "Ефраимский левит", если коротко поискать, оказывается таки поэмой Ж.Ж.Руссо, но у анонимного некрологописца не было гугла, а Михаил Вострышев, похоже, не нашёл правильную запятую.
Но я отвлекаюсь от того, что я всего лишь хотел оправдать свои собственные корявые переводы.
Нужно ещё сказать, что подзаголовок "Письма лорда Сайденхема/Сиденгама" фигурирует в примечаниях к сочинению писателя Максима Горького "В людях", где говорится: "На мое горе у него в черном сундуке, окованном железом, много книг, — тут «Омировы наставления», «Мемории артиллерийские», «Письма лорда Седенгали», «О клопе насекомом зловредном, а также об уничтожении оного, с приложением советов против сопутствующих ему»; были книги без начала и конца." (глава V). Это пикантно, потому что свидетельствует о дислексии писателя, известного (мне) тем, что он прочитал сто тысяч книг ещё ребёнком, и как результат написал роман "Мать", который я, подавляя тошноту, теперь должен дочитывать. Его конец настигнет и раздавит меня, как Ахиллес черепаху, но не об этом теперь речь.
Особого упоминания заслуживает сорт розового куста "Адель де Сенанж" в «Спутнике садовода» под редакцией П.Н.Штейнберга, 1900 г. (Вестник садовода, проект восстановления "чеховского ассортимента роз"; там есть также следующие сведения: По разным данным, самим Чеховым было посажено либо 70, либо даже 100 кустов: «Одних роз посадил сто – и все самые благородные, самые культурные сорта…» (из письма В.И. Немировичу-Данченко, 24 ноября 1899 г.). И это в те годы, когда стране нужны были пресловутые паровозы и драгоценный металл.)

Теперь, вероятно, довольно о рецепции, обратимся к роману.

1. Форма и сюжет:

Как уже указывалось, "морально-нравоучительный" роман написан в форме вороха писем от лорда Сайденхема к некоему "Анри", который к лорду относится неясно как, но в любом случае, судя по всему, ни разу не отвечает ни на одно из, кажется, сорока писем, написанных в течение, кажется, года. Либо отвечает, но так невежливо, что лорд считает моветоном как-либо сослаться или отреагировать на его слова. Возможно, Анри на самом деле Генри и находится в Англии.

Проезжая по Парижу, лорд спасает вывалившуюся из кареты в результате неудачного столкновения с грузовиком девочку, которая едет домой к злобной маме из подпарижеского кувана, где она провела всю свою жизнь. Маму она толком не знает, но боится, а в куване у неё одна мать - игуменья. Между лордом и девочкой происходит знакомство и льются слёзы.

Раньше, чем лорд успевает разобраться в том, что его обуревает, биологическая маман девочки выдаёт её замуж за подагрического старца.
Лорд возмущён - он лезет на рожон - посещает вопреки всему - старец оказывается благообразен - его мотивы чисты - с девочкой он не спит.
Для укрепления дружбы между лордом и старцем выясняется, что когда старец был ещё прыток, он был знаком с бабушкой лорда в Лондре, и любил её там почти так же чисто, как теперь девочку, но немного иначе, и также, как уже лорд любит, сам того не зная, тоже девочку. Впрочем, возможно, речь шла о маме лорда. Главное то, что старец пообещал своей любимой родственнице лорда по материнской линии всегда заботиться о её потомках, когда бы и где он не встретил их в Париже, например. Особенно главное то, что он это пообещал у смертного одра, на котором лежала указанная женская личность. И теперь ему представилось.

Таким образом, возникает пикантная ситуация: на загородной даче старца все живут счастливо, но втроём, и испытывают друг к другу нежные и чистые чувства. Никто ни с кем, к сожалению, не спит, хотя девочка (назовём её Адель) и лорд уже начинают хотеть.

Теперь становится необходимо:
а) чтоб старец испустил дух
б) чтоб чувства, обуревающие Адель и лорда поднялись из низин и дошли до их сознания посредством проверки ревностью с обеих сторон и посредством препятствий со стороны мамаши.
б1) мамаша подпихивает Адели какого-то галантного юнца в лайковых перчатках и презирает лорда - лорд в бешенстве.
б2) лорд помогает монашке по имени Эжени, возопившей к нему в письменном виде, сбежать из кувана, куда её привели лишения и смерть мужа; лорд тайно отправляет её вон из ля Франса работать прислугой в Англетерре; старец и Адель узнают об этой операции, предполагают худшее вроде сексуального рабства - возмущаются и негодуют.

Бешенство, возмущение и негодование устраняются в ходе дружелюбных бесед. Маман понимает, какой глубокий карман у лорда, а Адель сообщает ей, что лорду не нужны богатства старца, врученные ей, и всё отдаёт братьям. Лорд, назначенный распорядителем наследства, всё подтверждает и, заблаговременно оженившись по истечении траура, целует любимую девочку в диафрагму.

Как и следовало ожидать, всё кончается праздничным минетом.

2. Стиль и цитаты, отсортированные хаотично и по темам.

Выступая здесь скромненько в роли переводчика, пока Петр Афанасьевич Пельский разгуливает по Москве в фиктивных воспоминаниях М.Вострышева, воспевая сиськи, я должен в лучших традициях разъяснить, что французский-де язык соответствующего периода пестрит сложноподсочинёнными оборотами, что немалый составляет труд перевести. С другой стороны, конечно, приведённый ниже комплекс предложений и предположений иллюстрирует мыслительно-эпистолярный стиль молодого лорда Сайденхема:


En observant la simplicité de sa parure, j'ai osé lui dire que je la trouvais presque aussi belle que le jour où elle était sortie du couvent; elle m'a répondu assez sèchement, qu'elle ne faisait jamais sa toilette que le soir. J'ai vu qu'elle aurait été bien fâchée que je crusse que c'était pour moi qu'elle avait renoncé à tout son éclat; mais le craindre autant, n'était-ce pas me prouver un peu qu'elle y avait pensé?

Обратив внимание на простоту её наряда, я осмелился сказать, что нахожу её почти столь же прекрасной, как в тот день, когда она покидала пансионат; она ответила мне довольно сухо, что совершала туалет всегда только по вечерам. Мне стало очевидно, что она могла сердиться на то, что я возомнил, что это именно ради меня отказалась она от всего блеска своей красоты; но выказав подобный страх, разве не подтвердила она хоть немного мою правоту в том, что она об этом думала?


и далее, ещё о комплиментах (я предпочитаю относительное местоимение "какой" толстокожему "что", и согласен терпеть повелительное наклонение в качестве потенциалиса):


"Si vous saviez, lui dis-je, combien vous me paraissez près de la perfection, vous excuseriez ma surprise, lorsque je vous ai vu un mouvement d'impatience que, dans une autre, je n'eusse pas même remarqué.

Если бы вы знали, говорю я ей, насколько вы кажетесь мне близки к совершенству, вы бы простили мне моё удивление при виде вашего нетерпеливого движения, какое я бы даже не заметил, соверши его любая другая женщина.


а также:

Je sais qu'en France les femmes se permettent d'entrer dans la chambre d'un homme qui se trouve malade chez elles à la campagne; mais le souvenir de nos usages donnait à la visite d'Adèle un charme qui me troublait malgré moi.

Я знаю, что во Франции женщины позволяют себе входить в комнаты захворавших в их загородных домах мужчин, однако воспоминание о наших обычаях придало визиту Адели некоторую привлекательность, против воли разволновавшую меня.


Это, в принципе, всё соприкасается с образом англичанина во французской литературе 1794-ого года, принц на белом коне, подёрнутый лёгкой заканальной экзотичностью.


Adèle voulut savoir si je trouvais sa volière jolie. Je lui répondis qu'elle allait bien avec le reste du jardin. Ce n'était pas en faire un grand éloge, car il est affreux: c'est l'ancien genre français dans toute son aridité; du bois, du sable et des arbres taillés. La maison est superbe; mais on la voit tout entière.

Адели хотелось знать, нравится ли мне её вольера. Я ответил, что она хорошо сочетается с общим видом сада. Это нельзя счесть за большую похвалу, поскольку сад ужасен: он выполнен со всей сухостью старинного французского стиля - деревья, песок и подстриженные кусты. Дом прекрасен - однако же он весь на виду.


О подагрическом старце ничего nisi bene:


"Il n'y a pas un petit détail que ne me fasse aimer, chaque jour davantage, l'intérieur de monsieur de Sénange."

Нет ни одной мелочи, которая не усиливала бы во мне изо дня в день любовь к внутренности [на самом деле, конечно, "внутренний мир"] месье де Сенанжа.


Старец неназойливо воспитывает жену-детку:


Monsieur de Sénange l'appela près de lui; il lui expliqua, sans chercher à trop approfondir ce sujet, tous les maux que, dans l'ordre de la nature, le besoin rendait nécessaires;

[Месье де Сенанж объясняет загрустившей при виде умерщвленного аиста несовершеннолетней жене, почему птички кушают рыбок] Месье де Сенанж призвал её к себе; без лишних подробностей, он разъяснил ей всё то зло, которое, в согласии с природным порядком, нужда делает необходимым.

Dans un chemin de traverse, bordé de fortes haies, nous trouvâmes une charrette qui portait la récolte à une ferme voisine: en passant, la haie accrochait les épis, et en gardait toujours quelques-uns; Adèle le remarqua, et s'étonnait qu'on eût négligé de l'élaguer. "On ne la coupera que trop tôt, reprit monsieur de Sénange; ce que cette haie dérobe au riche, elle le rendra aux pauvres: les haies sont les amies des malheureux."

На просёлочной дороге, вдоль которой тянулась густая живая изгородь, нам повстречалась телега, груженая зерном, направлявшаяся на соседнюю ферму. Изгородь цепляла за колоски, и некоторые оставались на ней висеть. Адель приметила это и удивилась, что её не подрезают. "Не стоит торопиться," - отвечал месье де Сенанж, "то, что она отбирает у богатых, она отдаёт бедным: изгородь - друг бедняка."


Особый интерес представляют вещи, связанные с жизнью в монастыре, и вообще существованием этого учреждения, знакомого мне, в основном, из фильмов Альмодовара, готического романа, декамерона и других анекдотов про морковки и sor Presa. Это не совсем адекватно. Поэтому трижды я приступал к жене с вопросом: "Что известно тебе о французском законодательстве конца 18-ого века в связи с женскими монастырями?" И трижды отвергала она меня со словами "спи уже" или вроде того, потому что она занимается точными науками.


...la petite fausseté ordinaire en pareille circonstance: ma fille veut absolument se faire religieuse.

[Месье де Сенанж рассказывает о том, что склонило его к браку. Мамаша девочки сдала её в монастырь для экономии; говоря ему об этом, она даже не прибегла к той] маленькой лжи, которую обычно используют в подобном положении: моя дочь непременно хочет стать монашкой.


Собственно, вопрос монастырского законодательства:


...la même loi qui suppose que vous êtes les maîtres d'entrer dans nos maisons, lorsque la clôture en est interrompue par le hasard, nous défend de vous en ouvrir les portes.

[Мать-игуменья объясняет лорду, отчего он должен идти в обход, т.к. его не пускают пройти через здание монастыря; в монастырской ограде брешь, и на неё все идут смотреть.] тот же самый закон, который предполагает, что вы можете по-хозяйски входить в наши дома, когда волей случая в ограждении образовалась брешь, запрещает нам раскрывать перед вами их двери.


Суровая, но поучительная рабочая жизнь монашек:


Toutes travaillaient: une d'elles dévidait un écheveau de soie très-fine, et si mêlée, qu'elle ne pouvait pas en venir à bout; enfin, après avoir essayé de toutes les manières, elle y renonça, prit sa soie et la jeta dans la cheminée. La supérieure fut la ramasser, ouvrit doucement la fenêtre, et la jeta dans la rue: "Peut-être, lui dit-elle en souriant, quelqu'un plus patient et plus pauvre que vous la ramassera..."

Все были заняты работой: одна из них распутывала клубок шёлковых нитей, настолько тонких и настолько спутанных, что ей никак не удавалось найти кончик. Наконец, испробовав все возможные способы, она оставила попытки, схватила шёлк и бросила его в камин. Настоятельница сказала ей подобрать клубок, приоткрыла окошко и выбросила его наружу: "Может статься," - сказала она ей с улыбкой, "его подберёт кто-нибудь поупорнее и победнее, чем вы."


Это не каждая вынесет. Упомянутая Эжени, например, не смогла, и лорд явился, по её просьбе, на белом коне в упомянутой бреши, и снял её с кирпичей (почему-то особо указывается, что последний кирпич ещё не встал в починяемую брешь; см. вопросы законодательства). Вообще, отношение лорда к религиозным пустякам довольно наплевательское. Напрашивается не вполне мне понятный термин "волтерьянство", но лорд-то ведь англичанин, хоть и мнимый, а роман, как пишут всеразличные энциклопедии, которые умеют склонять французские имена "чувственно-нравоучительный". Вот, кстати, и религия:


Il est certain qu'un mauvais génie se mêle de toutes mes actions; je me croirais ensorcelé, si nous étions encore à ce bienheureux temps, où l'on accusait quelque être imaginaire de ses chagrins et de ses fautes; où il suffisait d'un moment de bonheur pour se flatter qu'une divinité bienfaisante vous conduisait, et se plairait à vous protéger toujours.

Безусловно, во все мои поступки вмешивается какой-то злой гений. Я был бы склонен думать, что меня околдовали, если бы мы жили в те счастливые времена, когда во всех своих бедах и проступках обвиняли какие-то воображаемые сущности, когда довольно было одного счастливого мгновения, чтобы польстить себе, возомнив, что вас направляет некое благодетельное божество, и что ему угодно всегда покровительствовать вам.


В целях постижения французского естества, лорд не только страстно желает любви Адели де Сенанж, но и допрашивает крестьян. В каком-то очередном приступе душевного смятения и сплина он прямо-таки убегает за три версты в деревню, где девочка-подросток из семьи цветоводов угощает его водичкой ("вы плохо выглядите, месьё") и, кажется, бутербродом. Лорд отвечает взаимностью, а когда приходит вся семья девочки Франсуазы и рассказывает ему о семейном бизнесе, показывает грядки и выказывает неистребимый оптимизм перед лицом лишений и нужды. Отчасти это происходит в режиме допроса - лорд задаёт вопросы по делу, цветовод коротко, но исчерпывающе на них отвечает; лишних комментариев от автора не дождёшься. Я бы назвал такой литературный приём, известный мне по дешёвым детективам, Торнтону Уайлдеру и, кажется, Жорж Санд interrogatio, но с меня станется (что бы это ни значило).



Немного очаровательного из области психолингвистики:


L'anglais a pour moi un charme d'imitation et de souvenir que le français ne saurait avoir. Je ne l'ai jamais entendu parler qu'à vous, et quand je le prononce il me semble vous entendre encore. Chaque mot me rappelle votre voix, vos manières: loin de vous c'est ma distraction la plus douce. Si jamais vous me menez en Angleterre, je serai fâchée d'y trouver que tout le monde parle comme vous."

Английский язык обладает для меня очарованием подражания и воспоминаний, которое не присуще французскому. Я никогда не слышала его ни из чьих уст, кроме ваших. Когда я произношу английские слова, мне кажется, что я слышу вас. Каждое слово напоминает мне о вашем голосе, о ваших манерах. Вдали от вас, это самая сладостная моя забава. Если вы когда-нибудь увезёте меня в Англию, меня будет огорчать, что все говорят, как вы.


...теории музыки:


...notre conversation ressemblait tout-à-fait à la musique chinoise, où de longues pauses finissent par des sons discordans.

...наша беседа очень напоминала китайскую музыку, в которой длительные паузы заканчиваются нестройными звуками.


и криминалистики:

En entrant dans la cour, je vis un cabriolet auquel était attelé un superbe cheval qui frappait la terre, rongeait son mors, et semblait brûler de partir. Son maître est ici depuis long-temps, me dis-je intérieurement;

[Главный герой трогает капот кабриолета:] Войдя во двор, я увидел кабриолет, запряжённый превосходным конём, который бил копытом землю, кусал удила и, казалось, горел от нетерпения. Его хозяин уже давно здесь, сказал я себе.
[холодный капот = горячая лошадь]
Tags: кромешная хохлома
Subscribe

  • (no subject)

    Оказалось, что женщина приезжавшая как-то к нам на кафедру(?) с докладом, поёт как в группе "Мельница", так и на ирландском языке.

  • если смотреть на полную луну

    Моя бабушка предупреждала, что мне будут сниться старцы, а я не понимал, отчего это плохо и пялился. Теперь они наяву, и не старцы (хотя бабушкины…

  • 38-ая минута: сентябрь

    В силу некоторых обстоятельств, связанных с пылью, сентябрь не отличился в кинематографическом плане, но поскольку нейродендрит в голове не обяжешь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments