Алексей Фукс (afuchs) wrote,
Алексей Фукс
afuchs

Categories:
  • Music:

культурные брызги и шишечки


"The whole metaphorical language of the film, which, I suppose, is notions of two mythologies: one highly discredited now, and one still very much in vogue..." (Питер Гринэуэй, аудиокомментарий (2000 с гаком) к фильму "A Zed & Two Noughts" (1986), 20-ая минута)



Квиз! О каких мифологиях говорит известный в некотором смысле кинорежиссёр, чьи фильмы, парадоксальным образом, кажутся вашему корреспонденту наиболее простыми и приятными фильмами эпохи?


Жюль-Амеде Барбе д'Орвильи (я настаиваю)
- в дальнейшем ЖАБдО, с таким сердечным укором взирающий на каждого пожелавшего взглянуть на безупречные диагонали его усов со своего известного портрета, что проникнутый чувством Леон Блуа, имевший счастье наблюдать их в движении, написал длинную поэму в прозе об искусном бюсте своего пожилого учителя, выполненного не Огюстом Роденом для памятника, а некто (твор.) Астрюком, не о которой, однако, пойдёт речь в дальнейшем, сумел в своих "Дьявольских повестях" или же "Повестях об инфернальницах" (позаимствуем же здесь у юбилейного классика) избыть всю изнанку жизни, начав с вещей, с позволения сказать, невинных (хотя всё равно, по выражению не менее классика, битва идёт между Богом и Диаволом, и поле этой битвы - известно что людей, и в конце её - смерть).

Посмотрим же, что пишет сам ЖАБдО, и зачем:

Un soir, il y avait à peu près un mois que Mlle Alberte était revenue à la maison, et nous nous mettions à table pour souper. Je l’avais à côté de moi, et je faisais si peu d’attention à elle que je n’avais pas encore pris garde à ce détail de tous les jours qui aurait dû me frapper : qu’elle fût à table auprès de moi au lieu d’être entre sa mère et son père, quand, au moment où je dépliais ma serviette sur mes genoux... non, jamais je ne pourrai vous donner l’idée de cette sensation et de cet étonnement ! je sentis une main qui prenait hardiment la mienne par-dessous la table. Je crus rêver... ou plutôt je ne crus rien du tout... Je n’eus que l’incroyable sensation de cette main audacieuse, qui venait chercher la mienne jusque sous ma serviette ! Et ce fut inouï autant qu’inattendu ! Tout mon sang, allumé sous cette prise, se précipita de mon cоеur dans cette main, comme soutiré par elle, puis remonta furieusement, comme chassé par une pompe, dans mon cоеur ! Je vis bleu... mes oreilles tintèrent. Je dus devenir d’une pâleur affreuse. Je crus que j’allais m’évanouir... que j’allais me dissoudre dans l’indicible volupté causée par la chair tassée de cette main, un peu grande, et forte comme celle d’un jeune garçon, qui s’était fermée sur la mienne.

Однажды вечером, примерно через месяц после возвращения мадмуазель Альберты домой, мы приступали к обеду. Я сидел рядом с ней и обращал на нее так мало внимания, что даже не заметил одной повседневной подробности, которая должна была бы меня поразить: девушка всегда садилась рядом со мной, а не между отцом и матерью. Однако когда я расстилал салфетку у себя на коленях... нет, в жизни не передать мне ни то, что я ощущал, ни то, насколько был изумлен! ... я почувствовал, как под столом ее рука отважно коснулась моей. Мне показалось, что я вижу сон, вернее, ничего не показалось. У меня было только одно невероятное ощущение: ее рука сама бесстрашно искала мою, скользнув даже под салфетку! Это было столь же неслыханно, сколь неожиданно. Вся моя воспламенившаяся кровь отлила от сердца к руке, словно выкачанная прикосновением девушки, а затем бешено, словно подгоняемая насосом, вновь прихлынула к сердцу. Перед глазами у меня все поплыло, в ушах зазвенело. Я, должно быть, ужасно побледнел. Мне показалось, что я вот-вот потеряю сознание, что весь растворюсь в невыразимом вожделении, рожденном во мне тугой плотью этой чуточку крупноватой и сильной, как у юноши, руки, охватившей мою. (перевод Ю.Корнеева)


Рассказывает сей орёр младший лейтенант, которому, правда семнадцать лет. Мне когда было семнадцать лет, у меня, правда, тоже отхлынивала кровь от сердца от прикосновений восемнадцатилетних женских рук. Таким образом, несмотря на благодатную возможность самоотождествления (хотя я никогда не был младшим лейтенантом, если не считать произведение в таковые в шесть лет собственным дедушкой), многого можно было бы от этой в своё время благоразумно запрещённой книги в наше время утюба и упорна не ожидать, кроме, конечно, слов, слов, слов. (Возвращаясь, кстати, к словам, нужно отдать ЖАБдО должное: если в первом акте от сердца отхлынивает кровь, то конечно, к руке, но в третьем акте обязательно присутствует тугая плоть).
Однако, в последних новеллах два эскадрона (т.е. около 140-ка конных) мельком насилуют восемьдесят монашек и сбрасывают их, полуживых, в колодец, проигравшийся офицер успешно пытается запечатать свою не совсем жену со словами "Sois punie par où tu as péché!" ("Он наклонился над жертвой, которая больше не кричала, и вместо печати прижимал к кипящему воску шишечку на эфесе своей сабли!"), а дальняя родственница Торквемады ползает по полу, пытаясь отобрать у собак сердце своего возлюбленного, чтобы съесть его (я не стану открывать исход).
Даже хочется снять немой фильм с титрами (горящими буквами) вроде "Notre amour avait eu la simultanéité de deux coups de pistolet tirés en même temps, et qui tuent..."
Дочитанная залпом в полумраке книга получает высокую оценку несовременников в моём лице.





...And so his uncle
Bodhisatta taught the youngster
all about the tricks of deer-kind,
thoroughly and with great care.

... [знаешь ли ты, читатель, оленьи хитрости?]

"Now my nephew knows those skills,
he cannot be in grave danger.
Soon he'll be here, safe and well."
This he said with calm conviction,
listing every ruse as follows:
"How to lie still on his left side
I have taught him.
How to lie still on his right side
I have taught him.
How to lie still on his back, too,
I have taught him.
How to use each of his eight hoofs
I have taught him.
How to drink only at midnight
I have taught him.
And how to breathe with downward nostril
I have taught him.
These six ruses of the deer
I have taught my dear young nephew."

(The Folk-tales of Burma. An Introduction by Gerry Abbott & Khin Thant Han, Brill, 2000)



Я надеюсь, что среди моих читателей нет охотников.
А теперь мне нужно отойти.
Tags: computertechnik
Subscribe

  • быль

    по латвийскому радио Стинг поёт мадригал я не умею играть в шахматы тем сложнее понимать вокруг физиология заменила рифму, а я против, хотя и сам…

  • седьмая попытка поговорить с хренотенью на острые темы

    Начал с Пришвина. Оказалось, что Пришвин прав, и "не все знают, что самая-самая хорошая клюква, сладкая, как у нас говорят, бывает, когда она…

  • порыв

    Затесался в прекрасную компанию в новом полиглотском выпуске " Двоеточия": напечатался там по-английски. Для сопоставления представлены несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment