Алексей Фукс (afuchs) wrote,
Алексей Фукс
afuchs

  • Music:

Хочу посмотреть фильм

В фильме "La maman et la putain", Jean Eustache (1972) герой Жана-Пьера Лео Александр рассказывает про своего друга, у которого была замечательная идея: пойти к доктору и попросить (за деньги) отрезать ему кисть правой руки. Он скажет: "Сколько вы хотите? Вот моя рука." А потом поместит отрезанную руку в банку с формалином и поставит в гостиной с надписью: "Моя правая рука. 1940-1972." (Час с лишком into the film.) И будут приходить друзья, как на выставку, смотреть на руку. Он это рассказывает девушке Веронике, которая работает в больнице медсестрой, которая подтверждает опасения о том, что доктор не согласится, которая до того рассказывала, как её прямо в больнице во время рабочего дня дрючил молодой доктор. Она говорит: "Ну, я сломалась, вытащила тампакс и дала ему." Она играет прототип шлюхи. В конце фильма она оплакивает секс без любви. В середине фильма снова фигурирует тампакс, о котором забыли, и который Александру приходится вытаскивать самому.
Прототип мамаши, хозяйка модного бутика и квартиры, в которой живёт Александр, спит с ними время от времени в кровати. На ménage à trois, кажется, они все так и не могут решиться.

В книге Роберто Боланьо "2666" (2004), в первой её части, излагается история странных отношений трёх литературоведов (на самом деле, их четверо, но один здесь лишний). В перерывах между конференциями германистов, француз Пеллетье и испанец Эспиноса наезжают в Лондон к коллеге по имени Лиз Нортон, и спят с ней по очереди. О любви говорить тяжело, но легко сказать об увлечении, периодически переходящем в одержимость. У девицы Нортон есть также молодой малообразованный друг Александр, который намекает героям, что они имеют дело с Медузой Горгоной, и нужно быть начеку.
Однажды Лиз Нортон рассказывает о художнике, который снял квартиру в очень заброшенном районе и много работал, а потом отрезал себе кисть правой руки и отнёс её таксидермисту, а сам пошёл к врачу и объяснил, что случайно отрезал себе руку мачете, и, хотя доктора предлагали всё пришить на место, он сказал, что бросил руку в реку. (Стр. 52-53 англ. изд. Picador 2009, перевод Natasha Wimmer 2008). На самом деле, он руку забальзамировал и повесил на свой шедевр - сложное переплетение автопортретов, центральное произведение выставки, положившей начало целому движению.
Тройка литературоведов несколько позже едет в такси в пьяном виде и обсуждает вариант, на который они никак не могут решиться - ménage à trois. Пакистанский таксист (чья беспомощность в лабиринте лондонских улиц - "Борхес!", кричат радостные литературоведы, услышав слово "лабиринт" - развлекает и вдохновляет друзей), послушав некоторое время их разговор, замечает, что у него на родине такие женщины, как Лиз Нортон, называются шлюхами, а молодые люди, которых он имеет честь возить по Лондону, в таком случае - сутенёры. Литературоведы очень сильно бьют пакистанца и разлетаются в свои европейские палестины, на чём тройственные отношения прекращаются. Когда они возобновляются, оказывается, что континентальные молодые люди (в обществе упомянутого лишнего) посещали в свободное время безрукого художника в дурдоме близ Монтрё, где он теперь живёт. Они рассказывают Лиз Нортон об этом посещении на стр. 87-92, примерно, сидя в кафетерии-галерее-бутике.

Много сказано литературоведами о картошке, которую Леопольд Блюм в известной книжке Джеймса Джойса получает от своей матери (как талисман, как символ Ирландии-мамы) и носит с собой в бордель, где у него её забирает проститутка Зои Хиггинс ("For Zoe? For keeps? For being so nice, eh?"), просунув руку в польдины штаны и приняв картофелину сначала за твёрдый шанкр. Однако чёрная сморщенная картофелина, возможно, символизирует блюмину мужественность. Если я не ошибаюсь, он (Блюм) впоследствии превращается в женщину и хочет быть матерью (и даже есть ею).

Более тесная связь между картошкой и гениталиями описана в синопсисе фильма "La teta asustada", за который в 2009-ом году в Берлине молодая перуанская режиссёрка Клаудиа Льоса получила золотого медведя. В этом фильме героиня, потерявшая мать, носит картофелину во влагалище, чтобы предотвратить таким образом изнасилование, которого она по понятным для знакомых с новейшей историей Перу людей причинам панически боится. Героиню зовут Фауста. Здесь надо остановиться.
Tags: красные нити, плеяда, тропы в мозг, шанкр
Subscribe

  • порыв

    Затесался в прекрасную компанию в новом полиглотском выпуске " Двоеточия": напечатался там по-английски. Для сопоставления представлены несколько…

  • угрюмая радуга

    Перед чтениями Дельфинова и Дарьи Ма невнимательно наблюдал из-под строительных лесов, придающих структурность пространству у входа в "Квартиру 62",…

  • седьмая попытка поговорить с хренотенью на острые темы

    Начал с Пришвина. Оказалось, что Пришвин прав, и "не все знают, что самая-самая хорошая клюква, сладкая, как у нас говорят, бывает, когда она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • порыв

    Затесался в прекрасную компанию в новом полиглотском выпуске " Двоеточия": напечатался там по-английски. Для сопоставления представлены несколько…

  • угрюмая радуга

    Перед чтениями Дельфинова и Дарьи Ма невнимательно наблюдал из-под строительных лесов, придающих структурность пространству у входа в "Квартиру 62",…

  • седьмая попытка поговорить с хренотенью на острые темы

    Начал с Пришвина. Оказалось, что Пришвин прав, и "не все знают, что самая-самая хорошая клюква, сладкая, как у нас говорят, бывает, когда она…