September 1st, 2012

hoof

О Шекспире Иодраме

Всем известно, что Шекспир написал о Ромео и Джульетте, что никогда не было более печальной истории, чем про них:


For never was a story of more woe
Than this of Juliet and her Romeo.


Эдмунд Спенсер, однако же, утверждает (не стоит выяснять идентичность указанных особ):


Of louers sad calamities of old,
Full many piteous stories doe remaine,
But none more piteous euer was ytold,
Then that of Amorets hart-binding chaine,
And this of Florimels vnworthie paine...


Пренебрегая семантической разницей между "piteous" и "of woe", а также вопросом возможности существования нерассказанной истории, и принимая во внимание, что Спенсер "Ромео и Дж.", возможно, читал, а Шекспир "Королеву Эльфов" (?) ко времени написания "Р. и Джульетты" не просто вряд ли, а наверняка никак, можно прийти к следующим выводам:

а) Утверждение Шексп. устарело и после написания Спенсером "Королевы Э." необходимо давать текст Р./Дж. со сноской: "up until 1590, when the piteous story of Amoret et al. was ytold".
б) Оба данных выше утверждения - фигура речи и откровенная ложь, т.к. есть вещи, друг Г., на свете печальнее чем повесть о Ром. и т.д.
в) в случае б) надо бы поискать, напр., у Гомера и Виргилия, ну или хотя бы у Нонна и Клавдиана, наверняка и Шекспир, и Спенсер слизали лакомую фразочку со стен подземелья tower of song.