August 29th, 2008

hoof

почему-то сюда

Во сне призывал жену, в нём не участвовавшую, подтвердить неправдоподобность происходящего.
Приснившись, она воздержалась от комментариев.
hoof

Приключения трёх бронзоватых розососов

В выходные дни жена выкапывала из балконной грядки мёртвую розу и закапывала туда живую. В процессе искапывания были обнаружены три личинки. Кроме обычного удивления при виде всякой независимой жизни, никакого удивления от наблюдения именно этой её формы мы не обнаружили, т.к. уже видели подобных личинок в той же самой грядке и раньше. Тогда эти личинки (в дальнейшем я буду использовать более элегантное заимствование "граббы" - удвоение согласной для пущей элегантности) были определены мной как граббы майского жука. Дальнейшее их изучение привело меня к выводу, что это не майские граббы, и даже не хрущи и не хрущики, а скорее всего бронзовки, потому что английское название бронзовки, похоже, связано с розой, корни которой они и сосут. К тому же рядом с граббами в перерытой земле был обнаружен блестящий жук, невероятно похожий на фотографии бронзовок из интернета. Жук наверняка иссосавший откопанную розу, лишённую корней (впрочем, она никогда особенно не радовалась жизни), стимулируемый мной посредством палочки и недвусмысленных телодвижений, неуверенно поднялся в воздух и совершал круги над балконом, пока ему не стало понятно, что стоит немного изменить осанку, и ему удастся удалиться.
Наблюдая за его удалением, я испытал умиление и в уме сравнил его с летающим троллейбусом.
Подтверждение определения граббов я обнаружил по указанию интернетов на их (граббов) жопе (которую в дальнейшем буду называть ради элегантности гузом). У майских жуков и хрущов и хрущиков волосы на гузе растут упорядоченно, как металлические стружки под действием мощных магнитов, у бронзовок же на гузе наблюдается живописный беспорядок.
Граббы изысканно выгибались и хотели влезть обратно в грядку, чтобы сосать новые розы. Вследствие протеста моей жены, а также движимый собственным эстетическим рационализмом, я предотвратил иссасывание розы, переместив граббов на мелованную бумажку, в сгибе которой они расположились гуськом (один из граббов выглядел значительно менее жирным, что даёт основания предполагать двухгодичный жизненный цикл) и пытались покинуть помещение, совершая изгибательно-поступательные движения на спине. Чтобы не причинять страданий животным, я поместил их в депортационный под для насекомых, приготовленный из пластмассовой баночки для сдачи человеческих выделений на анализ, так и не использованной по назначению. Так как граббы видимо мучились и там, а более всех - молодой, которого старшие от фрустрации и вследствие цикличности своего пространства кусали и за гуз и за глаза, я засыпал их землёй с корнями из грядки, и они стали ходить в земле вверх и вниз и по кругу и производить необычное для рабочего стола скрежетание, и мне предоставилась возможность смотреть на них немного искоса, напрягая ухо, и чувствовать себя дроздом в предвкушении лакомства.

Из своего административного заключения граббы были переправлены в мульчу под домом и предоставлены собственной судьбе. Погода стоит благоприятная, а дрозды прожорливы и неумолимы.

Освободив милых граббов, мы направились в городской зоопарк, где ласкали ослов и наблюдали за филином, уныло сглатывающим дохлых мышей.