April 3rd, 2007

hoof

state of bliss погодный

"Никогда ещё не видел, чтобы кто-нибудь так радовался стакану свежего клея,"- похвалила меня несколько дней назад моя преподавательница.

Как же звали художника? Я заходил раза три или восемь в магазин несвежей книги, смотрел под воротник суперобложки с чудной картиной, запоминал художника, выходил, забывал. Сегодня книжки нет. Я сразу зашёл в кафе неподалёку, взял журнал, полистал, взял другой - Герхард Рихтер, "Бетти". Карл Густав. А мне уже всего 14 лет было.
Теперь воспоминания. Я ещё не смотрел в зеркало туалета и не знал, что каждые пять лет замечаю изменения. И не думал.
Что ещё? Радиола с тараканами за 10 жадных шекелей - это, кажется в 13.
Всё как-то с тех пор устаканилось, сука.

Была такая бобина, там я какую-то песенку пел, в таком возрасте, что даже никогда и не помнил об этом, ни до ни после.

Где-то там всё стеклянные павильоны, газоны широкие и мягкие. Всё как тут, только нет многих вещей.
Связное повествование - на пыльном потолке за моим окном. Трещинка, трещинка, трещинка в штукатурке (если человек не знает слова "штукатурка"? аккуратная араукария?)

Голубь - грязная заразная птица, издающая жалкий звук, который имеет непосредственное отношение к погоде и безразличному блаженству.

Вот чего я не хочу однозначно - это узкого круга понятливых.
Солнце зашло, и обычно настал вечер.