July 1st, 2003

hoof

Смегма в голове

Слово "чаячья" в двух переводных изданиях; "Смилла и её чувство снега" - перевод Елены Красновой (книга, благодаря которой я узнал точное определение слова "смегма", кажется, зашифрованное в названии) и Ален Роб-Грийе, "Соглядатай", не знаю, чей перевод.
В "Смилле" слово "чаячья" в каком-то падеже.
Если б я был переводчиком (же всегда думаю), я, возможно, не решился бы. Или, если бы вообще дошёл до чаячья, то избежал бы падежа. Если б не избежал бы падежа ("все смотрел бы на неё б" вертится в голове уже несколько месяцев, где-то в той же области, где и смегма, так в каком-нибудь возрасте начну путать Симонова с Астрид Линдгрен; на суперобложке "Смиллы", что в клеточку, как положено, когда "Экслибрис", написано, кроме прочего, "печально-ироничный Хёг," но почему эти слова ещё бредовее, чем кажется, я объяснять никому не собираюсь, тем более, что не знаю, зачем и кому это нужно, скрипи перо, марай бумаго), то уж точно решился бы назваться переводчиком и если бы пил когда кофе, то непременно в шарфе.

Она возмутительная, эта Смилла, во всех смыслах. Особенно невероятный эпизод, где вдруг ей хочется активно снестись с "механиком" посредством введения её клитора в головку его члена. Так как-то и написано.

Но слово "чаячья" побуждает на подвиги мысли. Далеко однако не ведет. Самые близкие недоумевают, те, что ещё ближе, сочувственно улыбаются, опуская в недоумение.

Я хотел бы чего-нибудь добиться словом "чаячья", даже если оно не моё.
Я хотел бы, чтобы оно о чем нибудь свидетельствовало.

Раньше в Экслибрисе печатались доморощенные Ейтсы, с какими-то чайниками, "плюясь", и в ту же клеточку, что сейчас, а теперь клеточка клеточкой, но клеточке рознь, там проделывают титанические труды Вадим Михайлин и Елена Краснова (не композитор).

Жалко, что чаячья уже никогда не понадобится Набокину.

Мой сосед (в метафизическом смысле) описывал мне "Дар" вышеуказанного, как книгу, где "очень желтый троллейбус" и "страниц тридцать прочитал", даже не дойдя до мастурбаций Годунова-Чернышевцева; а жалко, я сказал про наследие и крутые понятия ("Strong Opinions") и что Машенька в стране чудес и прочее.

Вот такой поздний вечер, а я уже ещё ничего толком не написал.

Напишу и про другие сферы, потому что Юрий Карабчиевский сказал, что поэтом можешь ты не быть, но надо работать в любом случае, как приличный человек и искусство способ общения между людьми (вероятно, приличными).
Другие сферы:
Мой начальник мне сказал, что нет такого, как я, потому что я уже добавил.
Я ему возразил, что есть такой, как я, потому что я ещё не проверил.
Тогда мой начальник (а начальник ли он мне?) убежал в коридор, чтоб уже ничего больше не сказать.
Вчера он катался на веслах по реке Иордан, и теперь непонятно, смущается ли он, или его лицо обгорело в лучах солнца.

Так я это тоже в журналь напишу.