Алексей Фукс (afuchs) wrote,
Алексей Фукс
afuchs

Categories:
  • Mood:

38': Киноленты с нагрузкой и видеоролики музыкального характера

Случайно посмотрел: Росселлини / Росселлини // Казан / Казан // Фуллер / Фуллер.

Все эти фильмы основаны на относительно документальных (т. е. с разной степенью достоверности и под разным углом документированных) данностях, и все ищут художественные способы донести документальный материал. Везде есть т. н. "социальный комментарий", но я не силён в этом и подспудно стремлюсь анализировать подачу, а не рациональное высказывание – оно само по себе, с моей точки зрения, редко несёт достойную художественного произведения оригинальность.

У Росселлини для этого уже есть неплохо построенная художественная концепция неореализма с немного идеологическим выбором непрофессиональных актёров. Ни в одном его фильме, кроме "Германии" (см. ниже) мне это не мешало, и казалось совершенно естественным решением. В "Германии", мне кажется, есть сбои, но это может быть связано с моими личными сложностями восприятия немецкого кино. В остальном, "Германия" – это Берлин, какой он есть в фундаменте.
Во "Франциске", кроме нарочито слабо сбалансированного членения на главки, всё великолепно. Я сначала воспринимал гротескные поучения и приключения Франциска и иже с ним как иронию, но скоро становится понятно, что Росселлини совершенно искренен. Через полчаса фильма эта искренность расцветает и покоряет ум и сердце. Настолько добрых и смешных фильмов за последующие 70 лет сделали немного.

Казан говорит обо всём немного менторским тоном и громогласно. В "Бумеранге" он чуть-чуть уступает принципу удовлетворения зрительских нужд и приподраскрывает преступление, которое в жизни осталось нераскрытым. Фильм относительно короток и очень резко отображает такой же принцип удовлетворения нужд населения, которое хочет наказать виновного. В трейлере бы сказали: "Один честный человек несёт на себе вес справедливости". Красивый и мужественный Дейна Эндрюз играет прокурора, которого слушает сначала только жена, помогая ему принимать правильные решения приготовлением бутербродов и гостеприимством. Хорошо сделанный, на мой взгляд, фильм.
"Америка, Америка" меня утомила не столько тремя часами длины, сколько второй половиной. Дядя Казана, грек из Малой Азии, став в молодости свидетелем армянского геноцида, навьючивает осла всем тем, что есть ценного у его большой семьи и отправляется в Стамбул. С точки зрения его папы, он должен отнести родственнику много денег, стать бизнесменом в его магазине ковров и выбиться в люди. С его собственной точки зрения, он должен уехать в Америку. Первая половина смотрится как хорошая американская эпопея середины века про дикий Восток, с приключениями, песнями и жуликами. Это после того, как впервые в кинематографе освещается тема армянского геноцида. Потом – в Стамбуле и на корабле – эпопейность даёт слабину, становится местами натужно и плакативно. На подплытии к Эллис Айленду в океан начинает литься мыло с восточным сладким запахом. Но смотреть, мне кажется, стоило всё. Может, я когда-нибудь и вспомню хорошим словом.

Фуллер кажется бешеным. Его фильмы (только эти два, я других не видел) – это нуаровый треш почти доверху. В них множество неопрятных склеек, странного монтажного лома и побитый ритм. Но это, похоже, такой рейв, удовольствие, как от клипа "продиджи" (как сказала с восхищением лет в пять моя дочка, "папа, у этих дядей есть крокодил!"). Но нуар по тематике жёсткий и пёстрый: в "Голом поцелуе" понаехавшая в глубинку проститутка желает социальной реабилитации, спит с шерифом, а потом поступает на службу медсестрой в больницу-детдом для инвалидов и разоблачает власть имущего педофила, а в "Шоковом коридоре" репортёр симулирует агрессивный инцест, чтобы попасть в дурдом, раскрыть там убийство психа санитаром и получить пулицер. Его свидетелями там становятся: ветеран корейской войны, которого в Америке не любили мама с папой, а в лагере военнопленных красные сделали коммунистом; негр, который орёт "Америка – для американцев" и "не пустим наших детей в школу с чёрными", изобретает ку-клукс-клан и пытается линчевать другого негра; учёный-физик, превратившийся в шестилетнего ребёнка от того, что его принуждали совершенствовать атомную бомбу. Их больные фантазии представлены в цвете и с неправильной пропорцией кадра.
Психи, в основном, обезьянничают и говорят глупости; как написал Дж. Розенбаум, "Фуллер рассказывает нам менее, чем ничего (это по-английски, А.Ф.) про дурдомá, но многое обо всём, что не так с Америкой шестидесятых", или как-то так.
Мне кажется, что образ МакМёрфи, который построил Джек Николсон в "Полёте над гнездом" лет через 10, сродствен фуллеровскому герою.
В обоих фильмах играет прекрасная Констанс Тауэрс, к которой Фуллер умеет расположить. "Поцелуй" начинается с бешеной джазовой сцены, где она в юбке и лифчике пытается убить сутенёра, который её побрил налысо за неуспеваемость, туфлей. Эта сцена, как и всё её прошлое, ярко контрастирует с оставшейся частью фильма (примерно 98%). В "Коридоре" она проводит половину экранного времени в бикини с блёстками, потому что она тоже репортёр, но занимается не психами, а стриптизёршами.


Вот тридцать восьмые минуты этих фильмов (когда я сварганил эту таблицу – совершенно без задней мысли – оказалось, что кадры красиво зарифмованы):

Roberto Rossellini



Немного более главный герой фильма, чем титульный Франциск, дурачок фра Джинапро занимается стряпнёй для братии; тут ему удалось уговорить свинью пожертвовать монахам ногу, потому что это доброе дело. Со свинопасом братья из-за этого поссорились, когда тот приходил с рогатиной пояснять, что так нельзя, но трагедии из этого не вышло.



Мальчик Эдмунд вынужден искать среди берлинских развалин для голодной семьи, во главе которой смертельно больная обуза, какие-то способы прокормиться, болтаясь между какими-то недобитыми педофилами в лорнетах и малолетними ворами. Его сестра ходит тусоваться с французскими офицерами, но из этого мало что выходит. Брат лежит на кровати напротив папы и боится, что за службу в вермахте его интернируют. Для дядечки в центре, который является чем-то вроде жилищного комитета, Эдмунд пытается сбыть напольные весы. За них ему вместо запрошенных трёхсот марок насильно дают две консервные банки. Жилком говорит, что он не просил консервы. Мастеровитый жилец справа готов взять, если никому не надо.


Elia Kazan



Невинного арестовали и допрашивают. Пришла свидетельница обвинения, у которой нечистая мотивация: он ей пренебрёг как женщиной. Её недостойное поведение разоблачает впоследствии, как и всё остальное, на суде прокурор.



Мама волнуется за мальчика, которому предстоит в условиях геноцида добираться до Стамбула с ослом, деньгами и драгоценными вещами, а у него в голове одна Америка.


Samuel Fuller



Бывшая проститутка исполняется оптимизма во время просмотра документальных кадров о поездке мэра города (справа) в Венецию. Мэр собирается её поцеловать и предложить ей стать первой леди ПГТ Грантвилль, но жизнь повернётся другим боком, а у К. Тауэрс профессиональный опыт сформировал жёсткий моральный стержень. Её взгляд непорочен, хотя и затуманен символическими гондолами.



Подруга жизни репортёра, который потихоньку едет мозгами благодаря обстановке в дурдоме и электрошоковой терапии, озаботившись положением дел, приходит к главврачу. Репортёр выдаёт её за сестру. В начале фильма "сестра" способствует попаданию репортёра в дурдом – он целовал её косы и пытался изнасиловать; ей уже тогда было не по себе, а теперь он и вправду временами уверен, что она его сестра. Врач зловеще подмечает нервозность мисс. Женское отделение в фильме – это комната, где женщины в халатах пытаются изнасиловать любого забредшего туда мужчину и рвут ему лицо на клочки.


Ещё вот что: в фильме "Обнажённый поцелуй" героиня с детьми-инвалидами исполняет неожиданно трогательную песню. Меня раздражает детское пение, но Тауэрс поёт душевно, и колыбельная мне напомнила две других песенки, одну я приведу в любимом исполнении группы "Катушка индуктивности", а другую в относительно оригинальном для "trad.", хотя советским детям она лучше знакома по альбому ВИА "Коммунизм".

В них во всех есть какая-то сходная совокупность музыкальных элементов, которую я не умею назвать. С другой стороны, если бы я её умел назвать, может, она бы меня и не трогала.







Tags: 38, elia kazan, roberto rossellini, samuel fuller
Subscribe

  • и другие звери

    Из Берлинского Зоопарка украли мои данные, сообщает мне это учреждение, где я, как оказалось, состоял на учёте. Обстоятельная проверка показала, что…

  • вербальный простезис

    Из тех, кто находит повод подарить книжку и написать в ней, зачем они это делают, наиболее многословными оказываются молодые люди, преимущественно…

  • home cinema deluxe emporium premium+ galore +subs

    Несколько волшебных мгновений в домашнем кинотеатре. November 2020 - February 2021

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments