Алексей Фукс (afuchs) wrote,
Алексей Фукс
afuchs

Categories:

profuse strains of unpremeditated art

В нежном возрасте я любил неуклюжий последний аккорд английского цикла Иосифа Бродского, про "каменные деревни", и до сих пор помню его наизусть.
Теперь я слышу, что это произведение заканчивается яркой отсылкой к Перси Биш(у?) Шелли.


...
The blue deep thou wingest,
And singing still dost soar, and soaring ever singest.

...
In the broad day-light
Thou art unseen, but yet I hear thy shrill delight,

...
In the white dawn clear
Until we hardly see, we feel that it is there.

All the earth and air
With thy voice is loud...


В стихах Бродского – всё Бродский. Он явно сам едет на поезде, и явно сам себя провожает ("человек в костюме, побитом молью"), и сам – провожаемый поезд с какой-то дочкой, и, конечно, птица, которая громко поёт и никому не видна.

В одной статье про "Бродского в Англии" в "Новом Мире" (на интернет-сайте лежит проклятие, которое не даёт копировать текст) написано вот так: "образ самого поэта заменён метафорой певчей птицы" (А. Приймак, 2019), но Шелли, который так много трудился, чтоб заменить образ метафорой, не упоминается.

Шелли упоминается в работах Григория Кружкова, установившего влияние на Бродского через переводы Пастернака (напр. "Ветер с Океана. Йейтс и Россия", ЛитРес 2019, с. 273) на примере стихотворения "Строфы", очень близкого по времени сочинения к "каменным деревням". Но в "строфах" всё больше про лампы и граммофоны (хотя и там, и в англ. цикле фигурирует зловещее "молчание (для) попугая", тоже птица). Переводы "Жаворонка", которые сделал Бальмонт, и которые Бродский, говорят, хвалил, слишком далеки по дикции от Бродского.

Так что здесь, в соответствии с заявленной темой цикла, диалог прямой и не опосредован переводом. Даже фирменное хиастическое сравнение "тем... чем..., чем... тем" (brodskiesque? brodskovian?) перекликается с хиазмом Шелли "singing ... soar, ... soaring ... singest", и его суть (!) – небо синеет, а пение усиливается – связана с астрономической динамикой "жаворонка", которая, как известно, запутала даже Элиота в 26-м году: Шелли слушает жаворонка на закате, потом всю ночь и, наконец, на восходе солнца, когда бледнеет лиловая тьма, и мутнеет серебряный лунный шар. Затем у обоих поэтов безвидному жаворонку (у Бродского он уже даже не жаворонок!) позволено петь далее до посинения.

Поскольку Иосиф Бродский довольно популярный поэт, его творчество несложно найти в интернете и дать полный текст стихотворения "VII":

Английские каменные деревни.
Бутылка собора в окне харчевни.
Коровы, разбредшиеся по полям.
Памятники королям.

Человек в костюме, побитом молью,
провожает поезд, идущий, как все тут, к морю,
улыбается дочке, уезжающей на Восток.
Раздается свисток.

И бескрайнее небо над черепицей
тем синее, чем громче птицей
оглашаемо. И чем громче поет она,
тем все меньше видна.

(из файла под названием "à®¤áª¨© ˆ®á¨ä. “à ­¨ï.doc")
Tags: iosif brodsky, percy bysshe shelley
Subscribe

  • Купля-продажа (Krawallen im Kollegiumgebäude)

    Несколько слов об актуалиях. В пятницу, 26-ого августа сего года, студенты факультета юриспруденции, чьё имя не называется, закидали мешочками с…

  • угрюмая радуга

    Перед чтениями Дельфинова и Дарьи Ма невнимательно наблюдал из-под строительных лесов, придающих структурность пространству у входа в "Квартиру 62",…

  • седьмая попытка поговорить с хренотенью на острые темы

    Начал с Пришвина. Оказалось, что Пришвин прав, и "не все знают, что самая-самая хорошая клюква, сладкая, как у нас говорят, бывает, когда она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments